Акт приема-передачи квартиры – это совсем не формальность


Акт приема-передачи квартиры – это совсем не формальность

Источник: Realto.ru

Многие покупатели недвижимости считают, что если они получили свидетельство о собственности на квартиру, то все остальное уже не так важно. Они порой расслабляются, доверяют сладким речам продавца, а когда приходят делать ремонт, то видят, что в квартире нет раковины, ванной и порой даже….унитаза. И чтоб такое с вами не случилось, то прочитайте очень внимательно данный материал.

Согласно статье 556 Гражданского Кодекса РФ передача недвижимого имущества продавцом и принятие ее покупателем, осуществляется по подписываемому сторонами акту. Но для чего законодатель ввел такую норму?

«Сделано это для того, чтобы зафиксировать тот факт, что одна сторона передала недвижимость, а другая его получила, - говорит генеральный директор компании «РЕЛАЙТ-Недвижимость» Константин Барсуков. - Ведь в большинстве случаев подписание договора купли-продажи недвижимости и фактическое заселение покупателя в нее отстоят по времени друг от друга. А значит, нужно понять, когда ответственность продавца за имущество заканчивается и начинается ответственность покупателя.

Таким образом, после подписания акта приема-передачи квартиры, вся ответственность за сохранность квартиры и находящегося в ней имущества, возлагается на покупателя. До момента подписания акта – ответственность лежит на продавце. Поэтому я не советую формально подходить к вопросу подписания акта приема-передачи квартиры. В моей практике иногда бывают случаи, когда стороны пытаются подписать акт на сделке, чтобы «потом не нужно было подписывать никакие бумажки». В такой ситуации, я всегда настаиваю на том, чтобы акт приема-передачи квартиры был подписан непосредственно на квартире, когда покупатель видит, что продавец передает ему жилье в том виде, который был оговорен в договоре.

Если новый собственник нарушает это правило и подписывает акт до момента фактической передачи квартиры, не видя ее, то в этом случае он полагается на добрую волю продавца. Продавец, в таком случае, может как угодно «разрушать» квартиру. Доказать, что это сделал именно продавец, а не покупатель будет практически не возможно. Как я уже говорил выше, с момента подписания акта приема-передачи квартиры, всю ответственность за сохранность квартиры несет покупатель».

И такие случаи, к сожалению, в риэлторской практике происходят. Вот какую историю мне недавно рассказал заместитель генерального директора агентства недвижимости «ТРИУМФАЛЬНАЯ АРКА» Леонид Муравин:

«Я на сделке представлял интересы покупателя 2-комнатной квартиры, расположенной на улице Пырьева в районе Мосфильма. Сделка была простая: одна квартира, один покупатель (Михаил), один продавец (Борис), «чистая продажа». Во время подписания договора купли-продажи квартиры я объяснил сторонам сделки, в числе прочего, содержание статьи 556 ГК РФ о передаче жилья: «Передача недвижимости продавцом и принятие ее покупателем осуществляются по подписываемому сторонами передаточному акту или иному документу о передаче…».

Всё сложилось хорошо. Сделка прошла, зарегистрированные документы получены, продавец получил свои денежные средства в полном объёме, и мы приехали на передачу квартиры. Была пятница. Сразу после подписания передаточного акта продавец упросил покупателя отложить получение ключей от квартиры на сутки, до утра субботы.

Я со своей стороны предупредил Михаила о том, что с момента подписания передаточного акта вся полнота ответственности за состояние квартиры, в том числе риск случайной гибели имущества и тому подобные обстоятельства возлагается на покупателя. В статье 556 ГК чётко сказано, что «…обязательство продавца передать недвижимость покупателю считается исполненным после вручения этого имущества покупателю и подписания сторонами соответствующего документа о передаче»...

Однако Михаил мне говорит: «Леонид! Я привык верить людям. Борис дал мне слово, что он дособерёт остаток своих личных вещей, и завтра утром в ящике для корреспонденции будет лежать ключ от квартиры». На этой оптимистичной ноте мы расстались.

Хмурое утро, суббота, 8 часов утра. Звонок Михаила.

«Ё-моё!!!!!!!!!! Леонид! Вы были правы!» Дальше шла игра слов на непереводимом местном наречии.

А что случилось?
То, о чём Вы предупреждали, - говорит Михаил, - случилось. Утром я взял ключ, открыл квартиру и ахнул: квартира пустая. Совсем пустая: за ночь Борис вынес, по сути, из чужой квартиры газовую плиту, мойку, раковину, унитаз, ванну, паркет, межкомнатные двери, остекление балкона…
Вы на месте, Михаил?
Да. Что мне делать?
Я процитировал известный фильм «Москва слезам не верит»: «Всех впускать, никого не выпускать, ждать меня».

Когда я приехал на квартиру, Михаил был взвинчен и нервозен. Периодически он выходил из кухни в коридор и обратно, при этом громко произносил разные слова, которые я не готов процитировать.

Я говорю: «Михаил! Идите в ЖЭК, зовите техника или инженера. Кого найдёте, того и зовите! А вы, Светлана (жена Михаила), перестаньте плакать! Слезами не поможешь. Ищите участкового! А я посторожу квартиру.

Михаил говорит: «А вдруг Борис сейчас приедет, и всё привезёт?»

Давайте мы ему позвоним, говорю я, и узнаем ситуацию. И мы позвонили ему на мобильный. Как я и ожидал, по телефону мы услышали увлекательный рассказ о том, что Борис теперь «абонент – не абонент», и он «…находится вне зоны действия сети…».

Через час пришли Михаил с женой, сосед по лестничной клетке, участковый и главный инженер из ЖЭКа. А я на подоконнике написал акт:

«Мы, нижеподписавшиеся, ФИО и паспортные данные, составили акт о нижеследующем: такого-то числа в такое-то время, в квартире по такому-то адресу мы зафиксировали отсутствие следующих атрибутов жилья: и всё перечислили». И внизу поставили автографы. Участковый составил Протокол, и мы всем составом пришли в отделение тогда ещё милиции, где мы в кабинете оперуполномоченного написали заявление с просьбой о возбуждении уголовного дела по факту кражи (тайного присвоения чужого имущества). Нам посоветовали сослаться на пункт 3 статьи 158 УК РФ: «Кража, совершенная с незаконным проникновением в жилище… наказывается лишением свободы на срок до десяти лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет…».

Прошло полгода. Мы уж и не чаяли найти ворюгу. Мы не знаем, как его искали и что именно предпринимали доблестные компетентные органы. Но нашли-таки вора! Нас с Михаилом пригласили на очную ставку в кабинет следователя. Бориса привели в наручниках. Он сухо отвечал на вопросы, ничего не отрицал, протокол подписал. А через два месяца был суд, который присудил вернуть новому собственнику полную стоимость украденного имущества...»

Вывод, я думаю, из этой истории всем покупателям квартир следует сделать один: к передаточному акту необходимо относиться не как к формальности, а как к юридически значимому документу в сделке, как к важному эпизоду в процессе перехода права собственности на недвижимое имущество.